ГлавнаяРубрикиПерсонаАлександр ИВАНОВ. Подвальных гениев нет

Александр ИВАНОВ. Подвальных гениев нет

 

Александр Иванов

Когда 31 декабря 1989 года с выставки белорусского авангарда, проходившей на ул. Машерова, ушел последний посетитель, ее организатор, Александр Иванов, в одиночестве стал бродить по залам. Выставка была масштабная, работ много. Иванов останавливался у каждого полотна и старался понять: почему здесь один цвет сменяет другой именно так, а не иначе? Какие эмоции автора разлились в этих красках? «Ушел я тогда в десять вечера. И те ощущения, тот кайф от искусства стали для меня критерием», – вспоминает Александр, который выставок теперь не проводит.

Александр, существует ли понятие «белорусская школа живописи», и если да, то что оно означает?

– Поэт – называющий вещи словами, отнимающий аромат у живого цветка… Зачем такое сокровенное, даже интимное, как ощущение красоты, убивать термином, «измом»? Определенно могу сказать только то, что талантами Беларусь не обижена и они мастера в своем деле. Белорусская школа живописи – это многие талантливые и трудолюбивые люди.

Современное белорусское искусство… Раскройте это понятие.

– Я противник деления искусства на современное и… предыдущее. Полагаю, в искусстве уместнее термин «вечность». А современность – это выбор техники для реализации своего творческого потенциала, для наиболее верной передачи всего, что внутри человека происходит. Где-то слышал, что счастье – это хотеть сказать – и смочь. У кого есть что сказать словом, звуком, цветом – тот и сам счастлив, и людям восторг дарит. А какой техникой пользовался для передачи от сердца к сердцу – дело второстепенное.

В 80–90-е вы устраивали выставки для художников. А сейчас?

– Был жизнерадостнее, восторженнее… Картины, художников да и вообще людей воспринимал и любил отчетливей, что ли. Каждого конкретно. Сейчас потускнело, смазалось… Да и художник, и зритель стали другими, более коммерциализированными. Менее глубокими и искренними. Мне были интересны ребята 90-х, у которых ничего за душой не было, кроме радости от рисования. Это был единственный смысл их жизни. Потому и получалось волнующе и завораживающе. Когда подвальные гении вылезли из своих чуланов, произошел взрыв. Они чувствовали, что востребованы… А потом дело пошло на спад. Раньше ни у кого в голове не было мысли, что свои работы можно продавать. Делали для себя.

Есть ли белорусские художники, выставку которых вам было бы интересно организовать? И как на выставку собрать публику?

– Акулов, Жданов, Баленок – десятка полтора авторов. Володя Цеслер сам себя выставляет – лучше не придумаешь… Поверьте, при нормальном информировании на выставку соберется немало людей, которым глубина, сила и искренность нужны как воздух. И это радует.

Искусство 80–90-х, как и общество того времени, было насквозь пропитано духом свободы. Чем сейчас вдохновляются художники?

– Воздержусь высказываться, чтобы никого не обидеть. Опять же – все разные… Тем не менее, люди поменялись… Уже нет подвальных гениев, у которых в жизни не было ничего, кроме рисования. Это как в фильме с Микки Рурком «Алкаш», когда главный герой напивался, дебоширил, а вечером писал такие сакраментальные слова!.. А сегодняшних художников я не так и много знаю.

 

 

Далее читайте в №5(42) журнала La Dolce Vita

Сейчас в продаже
№3(46)2015

Прошлые выпуски

Реклама